Источник актуальной информации – для профессионалов

Платежи: карточные, электронные, Интернет и мобильные.  Технологии: ID, NFC, RFID. Решения: IT, CRM, ERP. Инновации. Опыт. Бизнес. Соцпроекты.

Понедельник, 21 Август 2017

Курсы валют НБУ

EUR 30,24
USD 25,46
RUR 0,43
Статьи

03 сентября 2015

Когда украинские стартап-банки начнут выдавать кредиты в биткоинах под залог аккаунта в Ripple

Никогда. Осознание бездны между действительностью нашей страны и реальностью приходит, когда стоишь в очереди в кассу Ощадбанка: операционист - женщина с трехмачтовым пиратским кораблем вместо прически - нервно объясняет полуслепому пенсионеру, как заполнить платежку привязанной к столу ручкой.

А где-то в параллельной реальности есть Ripple – система для совершения платежей, переводов и обмена валют. Ежедневно через Ripple проходит чуть больше двух миллионов долларов. XRP - внутренняя криптовалюта системы Ripple – вторая по популярности криптовалюта планеты (первая – Bitcoin).

Представьте, что вы хотите поменять свои 1000 грн на Disney Dollars. Идею с украинскими обменниками или банками сразу отметаем (если не верите юристу, можете проверить сами). Вероятней всего, вы можете купить в Украине доллары, потом перечислить их знакомому в Штатах и попросить купить вам Disney Dollars в Диснейленде.

Или же вы можете использовать Ripple. Это мультивалютный обменный киоск, а еще отдельная электронная валюта. Аналогично биткоину, Ripple децентрализован, никому не принадлежит; а протокол выложен в публичный доступ на условиях ICS License (более продвинутая модификация лицензии BSD).

(Из Википедии – «ISC License (Internet Systems Consortium license) — свободная лицензия для программного обеспечения, созданная и используемая Internet Systems Consortium. Она эквивалентна 2-пунктовой лицензии BSD, в которой убран текст, неактуальный вследствие Бернской конвенции 1886 года» – прим. ред.).  

Украинское законодательство сурово и бессмысленно. Все начинается с того, что программист не может без нарушения закона получить опцион в дополнение к зарплате; гениальный изобретатель не может получить деньги от инвестора под создание MVP (минимально рабочий продукт – прим. ред.) без создания компании за границей. А предпринимателю нельзя без нарушения украинского законодательства создать компанию за границей, также как и нельзя открыть счет в иностранном банке.

Вся эта масса категорического императива в нашем законодательстве рождается от желания всех контролировать все. Эта масса запретов и идущих с ними в придачу наказаний топит любую, даже крохотную, надежду на рождение в Украине Skype, WhatsApp, PayPal, Uber, AirBNB. И я не говорю уже о Google, Facebook и даже, прости господи, ВКонтакте.

Украинский рай для финансовых проектов попробую проиллюстрировать на виртуальном примере Ripple.

Как устроен Ripple юридически

  • Ripple Labs Inc. («Ripple Labs») – компания, зарегистрированная в штате Делавэр. Центральный офис расположен в Сан-Франциско, Калифорния. Учредителями и, собственно, идейными вдохновителями числятся господа Jed McCaleb и Chris Larsen.
  • Ripple Labs занимается переводами виртуальных валют и предоставлением обменных курсов различных валют.
  • Внутренняя валюта системы – XRP. В отличие от биткоинов, XRP уже полностью «добытая» (т.е. pre-mined) перед ее эмиссией валюта.
  • Существует также фонд «XRP Fund II» – компания в форме LLC, на 100% принадлежащая Ripple Labs. Фонд зарегистрирован в Южной Калифорнии.
  • Компании не являются финансовыми организациями.

В своей внутренней базе знаний Ripple как бы намекает: «Seek an attorney for legal status. Do not trust an opinion found in a wiki»*.

Ну, хорошо, давайте разбираться. Представим себе чудо, что Ripple был бы основан в Украине простыми парнями из Бердичева: Крисом Ларсеном и Джедом МакКалебом. Вместо компании в штате Делавэр, была бы обычная ООО. Что бы грозило основателям в нашей technology-friendly стране?

Не родись Ripple в Украине

  • Два фаундера придумали стартап. Продали велосипеды, взяли у родителей и бабушек карманные деньги на год вперед, обставили старый сарай новенькими серверами.
  • Местная община усматривает в проекте перспективу и делает посевную инвестицию. О проекте пишут в районной газете.
  • Проект вырастает из юридической формы ФОПов и регистрирует ООО. Юристы подбирают КВЕДы, стоят с папкой документов в очереди в единое окно, раздумывают о необходимости регистрации плательщиком НДС.
  • Община собрала ангельских денег. Проект переезжает в новенький офис в центре Бердичева. На рынке труда невероятный бум, разработчики из Киева, Днепропетровска, Харькова и Одессы пакуют чемоданы и переезжают в Бердичев. О проекте уже написали на сайтах «Компьютерного Обозрения» и AIN. Учредители уезжают в Долину с Road Show. Все обещают дать денег. Создается синдикат инвесторов.
  • Ripple набирает популярность в мире. Еще бы, украинский fintech стартап позволяет всем без исключения купить самую недооцененную валюту в мире – гривну. Об этом обязательно напишут где-нибудь в «Форбс». Напишут, что американские инвесторы вложили в украинский проект несколько миллионов. Оценка компании переваливает за 10 млн. долл.
  • Листая очередной журнал «Форбс», старший следователь Бердичевского РУВД поперхнется остывшим чаем: ну, ничего себе, через дорогу лежат десять миллионов чистой наличности.
  • Дрожащим голосом следователь докладывает начальнику РУВД о криминогенной обстановке в области бердичевских финансов. Моментально получается санкция прокурора, который находится в том же здании этажом выше. Раскрасневшийся следователь мчится на третий этаж к судье и через мгновение выходит из кабинета с постановлением о проведении обыска и выемки. В здании поздно вечером на удивление людно, горит свет. В срочном порядке создается проектная команда: вернувшиеся с ночного дежурства сотрудники ГАИ перевоплощаются в понятых. Оперативные сотрудники наспех гладят униформу. Следственная группа в срочном порядке вклеивает в пыльный уголовный процессуальный кодекс изменения двухлетней давности. Спецподразделение Альфа смазывает автоматы (полируют поверхность, чтоб блестело) и кормят худощавых овчарок. Наутро все готовы.
  • Утром в самом большом бизнес-центре Бердичева обыск. Следователь зачитывает постановление, оперативники вламываются в помещение с ничего не понимающими пенсионерами. Отбой, кричит им следователь. Не туда зашли. Оперативники прикрывают оставшийся целым кусок двери и грубо извиняются.
  • Через мгновение вооруженные люди уже у заветной двери с вывеской Ripple. Вперед выходит самый интеллигентный и звонит. Двери открывает улыбчивый индус в шортах и тапочках. Ему на чистом русском языке зачитывают постановление.
  • «Создана организованная преступная группа», «мошенничество с финансовыми ресурсами», «денежный суррогат», «финансирование терроризма», «отмывание 10 млн долл.», «изъять все материальные ценности и валюту на общую сумму не менее 10 млн долл.», «отыскать и изъять всю и любую компьютерную технику, в которой могут храниться 10 млн долл., а также сервера» – слышит индус отрывистые фразы, но не понимает.
  • Все лежат лицом вниз. Люди в масках и с оружием выдергивают из розеток ноуты и пакуют все в мусорные пакеты. Понятые курят в коридоре. Следователь со знанием дела ковыряет пальцем солнечную батарейку для зарядки мобильного телефона.
  • На следующий день в СМИ тревога: самый успешный украинский стартап получил пинок от государства. Не за то Майдан стоял. Коррупция. Милиция снова изымает сервера – сколько ж можно.
  • Вдруг высказывается НБУ: милиция действовала вполне законно. Компания занималась финансовой деятельностью без лицензии. Скорее всего, деятельность была направлена на финансирование терроризма, ведь на что еще может быть направлен бизнес в Украине.
  • «Криптовалюта не является деньгами, не является денежным суррогатом» – пишут адвокаты в жалобе на действия следствия. «Мы собрали документы на регистрацию финансовой организации, однако получили отказ, поскольку XRP не является валютой», «ни сервера, ни изъятые компьютеры не являются доказательствами в подобном деле и потом не могут быть изъяты вообще» – читает уставший судья в жалобе.
  • Через несколько месяцев двое украинцев регистрируют в штате Делавэр новую компанию.

Я чувствую себя неловко, безапелляционно унижая украинское законодательство и ретроградных чиновников. Потому справедливости ради уточню, что и в США с развитием инновационной отрасли есть проблемы.

Только-только для деятельности Bitcoin-компаний в США сложилась благоприятная атмосфера (в Нью-Гемпшире вот-вот позволят платить налоги в Bitcoin), как Комиссия по расследованию финансовых преступлений (FinCEN) решила напомнить, кто в доме хозяин.

Совсем недавно было объявлено о проверках деятельности компаний, оперирующих криптовалютами. И первыми под удар попала именно Ripple Labs и ее дочерняя компания XRP II: 5 мая Комиссия оштрафовала их на сумму 700 тыс. долл. за нарушение закона о банковской тайне (BSA), а также за неисполнение действий по воспрепятствованию отмыванию денег (нарушение процедуры Know-Your-Customer).

Но вот что озлобляет меня как украинского юриста. Ну почему, ПОЧЕМУ американские блюстители порядка не выломали двери? Почему не вынесли технику, случайно не нашли на компьютерах детскую порнографию? Да потому, что в США с бизнеса пылинки сдувают. А если предприниматели перешли грань, то просто штрафуют их аккуратно. И еще уточняют, не велик ли штраф.

В последние месяцы мы прошли массу встреч и рабочих групп по разработке законодательства в сфере электронных денег. Простые и проверенные в более успешных странах правила работы электронных денег воспринимаются в штыки чиновниками в вышиванках.

Но перебесившись, я понимаю, что если Феррари может войти в поворот на скорости 150, это не значит, что и подержанный Ланос сможет так же. Даже если  в Украине позволят эмитировать электронные деньги небанковским организациям, то привяжут лимиты для электронных платежей; даже если позволят юридическим лицам и государственным органам использовать электронные деньги, все равно в какой-то момент придет СБУ и скажет, что мы все преступники, и занимаемся отмыванием денег и финансированием терроризма.

* «Не доверяйте мнению, найденному в Википедии. Обращайтесь за юридической консультацией к адвокату».